Hexenhammer

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hexenhammer » Настоящее » 23.11.2017 Завязка для нуарного фильма


23.11.2017 Завязка для нуарного фильма

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время и место действия: с 23.11.2017 г. Квартира Фабиана и другие не менее веселые места.
Описание: Когда не к кому обратиться за помощью, и инквизитора начнешь считать другом.
Участники: Эльза, Фабиан.

+1

2

В этот вечер, как и вчера, и позавчера, и неделю назад, город накрыла серая мгла туч, не пропускающих холодное осеннее солнце.  То и дело, с неба моросил неприятный, липкий дождь, и привыкшие к нему жители Гартштадта, покорно то убирали зонты, то поднимали их над головой.
Фабиан за всю свою жизнь к такой премерзкой погоде не привык. Ему бы, наверное, не хватило и вечности для этого. Но из города он уезжать не собирался, так что однажды пришлось смириться.
Правда сегодня, глядя на изморось за окном, желание собрать вещи и уехать отсюда как можно дальше, казалось очень даже соблазнительным.
Неделя не задалась с самого начала. Мия, конечно же предупреждала что нельзя вечно игнорировать проблемы. Но, видимо, Фабиану было интересно узнать до каких пор он это сможет делать. И проблемы, прорвали плотину в один миг. Сначала к себе брата вызвал Вальтер. Разговор закончился не очень хорошо для каждого из них.

– Да иди ты в…
– Еще слово, и я тебя уволю.
– А потом сверни на…
– ФАБИАН!

Оставалось позавидовать терпению Вальтера.
Конечно, можно было его понять, но Фабиан уже много лет плевать хотел на Вальтера, семью, мать…
При мысли о матери Вайс скривился как от зубной боли.
Вспоминать о разговоре с ней точно не хотелось. Да и непонятно ему было, чего она добивается. Вернуть в семью? Добиться развода с Мией? Признаться, Фабиан был настолько зол, что не слушал. Возможно зря, но игнорировать проблемы он вряд ли перестанет. Хотя, может Вальтер все-таки выполнит свою угрозу? А, да и демоны с ним. Фабиан не останется без работы.
Он мог думать обо всем произошедшим с ним вечно (Мии дома не было, у Фабиана был выходной, и его одолела скука), но в дверь позвонили. Отреагировал Вайс не сразу – кресло было уютным и удобным, а если он встанет и откроет дверь, наверняка придется покинуть свою теплую квартиру. Но после третьей мелодичной трели звонка, беззвучно проворчав сквозь зубы, Фабиан встал, неторопливо дошел до двери, затем замер на миг, все еще сомневаясь в необходимости взаимодействовать с незваными гостями, а затем, даже не спросив «кто там?», открыл дверь и застыл снова, но уже от удивления.
Ведьма? Что в его доме делает ведьма?
– Если вы к Мии, то ее нет.
Он уже был готов захлопнуть дверь, но взгляд незнакомки его остановил, и, открыв шире дверь, Фабиан кивком пригласил женщину внутрь.

+1

3

Эльза никогда не отличалась способностью быстро принимать решения. Вот и сейчас она думала бы не день, не два и даже не неделю, если бы речь не о жизни и смерти. Ее, конечно же. Но так как дело касалось конкретно даже не интересов, а банального выживания Эльзы в жестоких условиях современного мира… Вы будете смеяться и это действительно смешно в двадцать первом веке, но вот если бы вы родились в середине двадцатого и… Хотя, не важно. Даже сегодня персонал, которому вы всецело доверяете и на который полагаетесь днем с огнем не сыскать.
С огнем Эльза, конечно, пока не искала, но днем пробовала и ничего не нашла, кроме довольно странных, если не сказать больше, будоражащих буйную фантазию деталей. Именно они, эти самые детали и заставили женщину пойти искать помощи не у абы кого, а у представителя Ордена. Кто как не он лучше разберется в сложившейся ситуации? Но и тут она проявила некоторую осторожность, не обращаясь сразу к инквизиторам, а избрав человека с должностью поскромнее. Да и для ее конкретного случая необходим был детектив.
Выбираясь из машины, Эльза предварительно открыла пудреницу и взглянула в зеркальце. Удостоверившись, что все в порядке, она глянула в окно, чуть наморщила носик и выскользнула из салона под уже раскрытый водителем зонтик. На середине тротуара она перехватила этот самый зонтик и направилась к подъезду. Юркнув в укрытие, Эльза зябко поежилась, закрыла зонт и раскрыла сумочку, в которой была спрятана записка с точным адресом. Этаж и номер квартиры. Она еще раз сверилась с написанным и только затем нажала на кнопку дверного звонка. Раз. Два. Уж не ошиблась ли улицей или домом? Хотя, скорее всего могла ошибиться, когда записывала. На третий раз дверь распахнулась.
Прием оказался вовсе не таким, каким бы она могла себе его нарисовать. Мия? Никакой Мии в ее истории не было. Нет, женщина была, просто звали ее не Мия, а Хильда, фрау Фогель, за тридцать, не красавица, одинокая и так далее. В принципе, Эльза вообще мало что знала о своей домработнице, кроме того, что та пропала. Внезапно. Именно эта внезапность и смущала.
От нее не раз и не два сбегали слуги, но было это иначе. Да еще эти слухи, гуляющие по району. В общем, повод забеспокоится был. А если бы его не было, она бы… Она что-нибудь придумала бы не привлекая к этой ситуации никого со стороны и не докучая своими бытовыми проблемами Ордену.
Эльза улыбнулась. Сдержанно, холодно и немного даже высокомерно, с едва уловимыми нотками снисходительности. Как улыбалась всегда, когда кто-то или что-то не оправдывали ее ожиданий и нарушали прекрасно созданную и дополняемую годами иллюзию об окружающем мире. Взгляд при этом остался совершенно бесстрастным, можно сказать серьезным.  Ни разочарования, ни обеспокоенности в нем не мелькнуло даже едва уловимой тенью.
- Меня зовут Эльза Урслер, - представилась женщина, игнорируя распахнутую шире дверь и все еще оставаясь по ту сторону порога.
Оценивающий взгляд скользнул по мужчине. До этого момента у нее не было ни единого сомнения в правильности принятого решения. Но сейчас… Может она ошиблась? Может стоило обратиться в полицию? Просто подать заявление о пропаже человека, как делают это остальные. Свой гражданский долг и долг работодателя она бы выполнила, а дальше уж сами как хотите разбирайтесь. Результат и последствия все цело были бы на совести полиции. Но… Но Эльзу тяготило дурное предчувствие надвигающейся беды, которая не обойдет стороной ее дом. Она приехала, поднялась и даже трижды позвонила в дверь гонимая вовсе не заботой о ближнем. Ее притащил сюда банальный и эгоистичный инстинкт самосохранения.
Что-то происходит. Эльза почти физически ощущала, как над ее головой сгущаются тучи и подозревала, что никакой зонтик или даже крыша собственного дома в этот раз не защитят.
- Я понятия не имею о каком вы говорите, герр Вайс, - добавила она, делая шаг вперед, но все еще не спеша переступать порог. – Мне рекомендовали вас для решения довольно деликатной проблемы. Если, конечно, вы действительно Фабиан Вайс. Из тех самых Вайсов, что частенько добавляют к своей фамилии приставку «фон».
Эльза опять улыбнулась, но на этот раз шире, продемонстрировав на мгновение ряд ровных белых зубов. Улыбка не была ни дружелюбнее, и теплее прежней. Скорее уже еще более холодной и высокомерной, без снисходительности и сдержанности. Подчеркивающей, что ни с кем иным она никаких дел иметь не будет ибо на всякий там ширпотреб по акции не разменивается.

+1

4

Болезненный укол по поводу фамилии инквизитор пропустил мимо ушей. Хотелось верить, что фрау Урслер не намеривалась задевать старые раны. Хоть он ушел из семьи тихо, об этом как-то узнали журналисты и писали в газетах, пытаясь раздуть скандал, но все же это было давно, и кто сейчас об этом помнит?
– Я – Фабиан Вайс, а Мия – моя жена. Обычно ведьмы не приходят ко мне напрямую, они действуют через нее, - принялся объяснять Фабиан, борясь с желанием закрыть дверь. – Я же инквизитор. Такие, как вы, меня не любят.
Вайс бросил ответный оценивающий взгляд на Эльзу, чему-то усмехнулся и продолжил:
– Раз уж мы разобрались, быть может, вы все-таки войдете?  Напротив живет одна милая старушка, она часто подглядывает и подслушивает соседей. – Фабиан нарочито громко добавил: - Здравствуйте, фрау Миллер! Передавайте привет мужу!
Видимо это подействовало на Эльзу, и инквизитор наконец-то закрыл дверь, впустив в квартиру неожиданную гостью. Он провел ее на кухню, сразу достав кружки.
– Чай, кофе? Чего-нибудь покрепче?
Желания что-либо делать у него не было, но как истинный хозяин, Фабиан уже даже чайник поставил. И пока вода в нем закипала, повисло неловкое молчание.
– Собственно, чего вы от меня хотите? – наконец поинтересовался Вайс, бросая в чашку дешевый кофе и пару ложек сахара.
Он не знал, стоит ли браться за какие-то левые дела снова, ведь именно из-за его любви подрабатывать на стороне, они с Вальтером недавно ругались.
– Заранее ничего не стану обещать, но я готов вас выслушать.

+1

5

- Ммм, - многозначительно протянула женщина на пояснение о жене, ведьмах, инквизиторах и их взаимоотношениях.
Она хотела было напомнить хозяину квартиры, что не расценивает его именно как инквизитора и потому пришла, но тот вновь заговорил. Эльза чуть повернула голову и бросила взгляд на соседскую дверь, а потом вошла. Лишняя огласка ей была не к чему.
Следом за женщиной вошла и ее тень. Как в буквальном, так и в переносном смысле. Хранитель Эльзы имел очертания человеческой фигуры на голову выше самой ведьмы и действительно больше походил на ее собственную тень. За одним только исключением – она явно была не женской. Хотя, сказать с уверенность, что тень была мужской сложно. Но ближе к тому, если судить по пропорциям и общим очертаниям.
Следуя за хозяином дома в кухню, Урслер почти не смотрела по сторонам, не отмечала про себя детали обстановки и не останавливала любопытного взгляда на интерьерных мелочах. Попроси ее кто через какое-то время рассказать об убранстве квартиры Вайса – Эльза не смогла бы. Она была слишком сосредоточена на причине своего прихода и очнулась лишь когда оказалась в кухне.
Растеряно скользнув взглядом по сторонам, Эльза уставилась на хозяина дома. Чай или кофе? Покрепче? Тот уже ставил чайник, кажется, и даже достал две кружки. Урслер смущенно качнула головой, отказываясь от предложения. Взгляд упал на банку с кофе, губы растянулись в некое подобие снисходительной улыбки.
«Прям так? В чашку?», промелькнула странная мысль. Эльза оторвала взгляд от чашки и посмотрела на мужчину, пытаясь вернуться к причине своего визита.
- Пропала женщина, - сразу заявила она и пальцы сами собой крепче вцепились в небольшую дамскую сумочку. – Хильда Фогель.
Эльза снова улыбнулась и на этот раз несколько смущенно, забыв уже о кофе который заваривается сам по себе прям в чашке. Она о таком слышала и даже уже видела подобное, но сама предпочитала натуральную классику быстрорастворимой химии.
- И я не уверена, что полиция сможет тут разобраться, - продолжила Эльза и чуть склонив голову, понизила голос: Правда не уверена и в том, что стоит беспокоить другие власти. Надеюсь, вы понимаете о ком идет речь. Возможно, это дело не стоит особого внимания, а может быть…
Она запнулась, глядя на собеседника. По сути, Эльза вообще не понимала смысла произошедшего, не имела никаких поводов беспокоить хоть кого-то, но все же… Все же внутри что-то копошилось и не давало спокойно жить своей обыденной жизнью.
- Понимаете, - опять начала она и в голосе промелькнули нотки неуверенности. – Я не могу точно объяснить в чем дело, но раз вы привыкли к особым случаям, то мне показалось, что… Понимаете, у меня не хорошее предчувствие.
Последнее Эльза произнесла на одном дыхание, словно боялась вновь запнуться и готова была скорее уйти, чем признать истинные причины своего необъяснимого беспокойства.

Отредактировано Эльза Урслер (2017-12-30 00:53:18)

+2

6

«Пропал, пропала…» – сколько его дел начиналось с этих слов? Попытайся Фабиан их сосчитать, сбился бы на середине. В этом проклятом городе постоянно кто-то пропадал. Список начинался с рыжей кошечки старушки, а заканчивался чиновником, которого не очень любили в народе. Не всегда, конечно, в этом замешена магия (чиновника, например, нашли в доме у любовницы), но, как правило, ее тень видят везде.
Фабиан безучастно наблюдал, как кофе растворяется в воде, уже зная, что он займется этим делом. Инквизитор обдумывал свои вопросы, действия. Информации было непозволительно мало. Нельзя браться за поиски людей, зная только имя. А потому, не прокомментировав предчувствие Эльзы, сразу принялся задавать вопросы:
– Откуда вы знаете Хильду? – Фабиан поднял голову, взгляд его стал цепким, подмечающим каждую деталь в облике фрау Урслер. – Как давно вы ее не видели? О чем говорили при последней встрече? Было ли что-то необычное? Есть у вас фотография фрау Фогель? Где живет? С кем? Мне нужно знать о ней как можно больше. Это очень важно.
Он достал из ящика кухонного стола блокнот жены, который она использовала для составления списков продуктов и куда записывала любимые рецепты. Выдрав пару страниц, инквизитор вооружился карандашом.
– И да, расценки мои знаете? Я не работаю бесплатно.
Не сказать, что Фабиан отчаянно нуждался в деньгах. Основная работа вознаграждалась достойно и, уйдя из семьи, он не заметил перемен в своей жизни. Он по-прежнему мог позволить себе просторную, светлую квартиру в центре города и не следить за тем, что покупает жена на обед или себе в огромный шкаф. Правда, при этом пил самый гадкий кофе, а выбирая сигареты, отдавал предпочтение самым дешевым маркам. Ему было плевать, чем именно травить свой организм.
Подработки на стороне были отчаянной попыткой бросить вызов брату. Фабиан не мог отказать себе в удовольствии проверить насколько далеко он может зайти. Возможно, Вайс бы бросил это занятие, почувствуй реальную угрозу потерять должность в Ордене. Или же мог поступить так, как поступает всегда. Послать всех к демонам в Бездну.

+1

7

Град вопросов, обрушившихся на женщину, едва мужчина достал блокнот и карандаш повергли ее в замешательство. Несколько секунд Эльза молча смотрела на инквизитора, которого расценивала скорее, как частного детектива. Ответив мимолетной усмешкой, в которой промелькнула нервозная неуверенность и сомнения в содеянном, она опустила взгляд, пытаясь собраться с мыслями.
- Хильда, - после секундной паузы, тихо растягивая слова начала Эльза, вновь подняв взгляд, - работала на меня и жила в моем доме последние… шесть… нет, пять месяцев, две недели и три дня. Да. Это моя домработница.
Она хлопнула ресницами и опять улыбнулась, но теперь в чертах ее мелькнуло неуместное чувство вины. Чуть качнув головой, женщина продолжила более уверенным тоном, в котором едва уловимо мелькали извиняющиеся нотки:
- Конечно, слуги и раньше уходили, в этом нет ничего особенного, но сейчас все иначе, - она пожала плечами, словно сожалея о былом. – Всякое было. Сами понимаете. Бывало и в ночи сбегали, стянув пару вещиц. Бывало требовали расчета и предупреждали о своем уходе. Бывало уходили, а потом присылали за своими вещами. Знаете, наш последний дворецкий, вообще умер, можно сказать, на работе. Ночью. Уснул и больше не проснулся. Утром мы нашли его мертвым в собственной постели. Но это случилось очень давно. Я уже не беру дворецких и вообще обхожусь минимальным штатом, потому что…
Эльза вдруг осеклась, понимая, что ее явно не туда занесло. Все эти подробности мало были полезны и вовсе не интересны. Вновь отведя взгляд в сторону, она наткнулась на стул и шагнула к нему. Опустившись на самый краешек, женщина приподняла голову и глянула на хозяина дома из-под полей своей шляпки, смоделированный еще в пятидесятых. На взгляд Эльзы она как нельзя лучше подходила под ее приталенное платье из тонкой шерсти и пальто по стилю напоминавших все те же года. 
- Это все не важно, - как-то спокойнее и увереннее добавила женщина, будто присев обрела так необходимую ей опору. – С фрау Фогель все обстоит иначе. Она пропала. Я в этом уверена. Она не забрала вещи, не попросила расчет, никого не прислала ко мне, не предупредила и ее сестра ничего не знает. Я съездила к ней, вчера.
Эльза вновь замолчала, пытаясь припомнить какие еще вопросы задал детектив и как бы поточнее на них ответить, чтобы опять не отвлекаться на ненужные подробности своей жизни. Только вот в памяти мелькнуло совсем другое. Чуть склонив голову, женщина, одарила мужчину мягким взглядом из-под полей своей шляпки, приколотой к светлым волосами старой шляпной булавкой. В этот взгляд Эльза вложила все свое природное обаяние и добавила к нему обворожительную улыбку, годную разве что для привлечения мужчин с совсем иными целями.
- Герр Вайс, я конечно не обладаю несметными богатствами, но позволить себе подобные услуги вполне могу, - совершенно иным, хоть и мягким, но деловым и с нотками оскорбленной невинности заговорила она. – Хотя, речь ведь идет не о личной выгоде, а о жизни человека. Но я понимаю, что и это в наше дни тоже имеет свой ценник. Если вы сомневаетесь в моей кредитоспособности…
Эльза вновь осеклась. Она еще помнила те времена, когда в подобных ситуациях говорить о деньгах было не то чтобы не ловко, а даже не особо прилично. Ведьма выжидающе застыла на краешке стула, как изваяние, устремив взгляд на хозяина дома и ожидая его реакции. Неясной тенью застыл за ее спиной Хранитель, словно прикрывая тылы.

+1

8

– Я не сомневаюсь.
Фрау Урслер не скупилась на информацию, но это было не совсем то, что нужно Фабиану. Впрочем, он умел слушать и не рухнул под потоком лишних деталей. Но спрашивать что-либо еще он пока что не собирался. Не важно, так не важно.
– Мне нужно будет поговорить с вашими слугами и сестрой пропавшей. Осмотреть место, где ее последний раз видели. Фрау… – он сделал небольшую паузу, чтобы последующие слова имели должный вес, – Урслер, я буду искать вашу домработницу, но это займет время, – «Которого у нас, возможно уже нет», – и потребует от вас полной отдачи. Я не про деньги. Вы должны сосредоточиться. Вспомнить всякое, что за последние происходило и показалось подозрительным. Любая деталь может стать решающей. А также… – нова пауза, но на этот раз Вайс просто подбирал слова. Ему не хотелось расстраивать ведьму раньше времени, – быть готовой к тому, что я могу не найти Хильду или принести вам печальные вести.
Надо было добавить, что в случае неуспеха деньги не возвращаются (стандартная фраза), но похоже для Эльзы это была болезненная тема, так что Фабиан тактично промолчал.
Он протянул бумагу и карандаш, затем достал из кармана помятую визитку и тоже вручил ее женщине.
– Напишите свой телефон и адрес. И адрес сестры тоже. На визитке мой номер, я буду оставаться на связи все время. Звоните даже ночью.
Присутствующего хранителя Фабиан старательно не замечал. Это было сложно, Вайс чувствовал на себе его взгляд (несмотря на то, что глаза у хранителя отсутствовали, по крайней мере, в привычном представлении), ощущал исходящую от него угрозу, которая была просто по умолчанию, хоть инквизитор и не собирался нападать. Но сложнее было избавиться от вложенных установок в сознание Вайса. И казалось, что одно неверное движение с его стороны или стороны хранителя могло привести к непоправимому.
Когда инквизитор закрывал за уходящей Эльзой дверь, он решил ее немного приободрить, но получилось не очень:
– Возможно, ваша интуиция вас не подводит. В последнее время в полицию часто обращаются с заявлением о пропаже людей и магов. Кого-то находят. Я…
«Заткнись, идиот», – внутренний голос заставлял быть разумным, и не давать обещания, которые невозможно выполнить, но Фабиан отмахнулся от него.
– Я помогу вам.

+1

9

- Конечно, конечно, - выпалила женщина, беря карандаш и бумагу.
Не снимая перчаток, она уже занесла было карандаш над листком, чтобы написать требуемое, но вдруг замерла и подняла взгляд на мужчину. Пару секунд Эльза молча смотрела на него, но в голове успело пронестись множество мыслей. Точнее вопросов. Главный из них был один, который словно эхо отражался в разных вариациях: «Что подумали бы предки, узнай они о ее выборе?».
Действительно. Что?! Пусть и прошло двести лет. Это у обычных людей успело смениться столько поколений, что те все позабыли. Но у подобных Эльзе было иначе. И если бы те события, быть может он знала бы свою мать, знала бы ее мать. В отличие от Эльзы те бы скорее свою метлу сожрали, чем пришли бы за помощью к выходцу из рода инквизиторов. Возможно, они все скопом сейчас в гробах переворачивались. Ну, те, от кого уцелело хоть что-то что можно было бы положить в гроб.
Женщина улыбнулась. Мимолетно, едва заметно. Смущенно. Словно устыдилась своих мыслей. И было с чего. Отчасти. От части, что предавала родовую ненависть ее предков к инквизиторам и от той, что была воспитана в мирное время не думать плохо о людях. Любых людях, что не причинили ей ничего дурного. Тем более в ситуации, когда эти люди, конкретный человек, готов помочь. Пусть и за деньги.
Карандаш заскользил по бумаге, выводя крупные, аккуратные буквы красивым каллиграфическим почерком свойственным скорее для первой половины двадцатого века. Первым делом Эльза написала свой адрес и телефон. Городской, не мобильный. Далее, с новой строки она не спеша вывела: «фрау Хельга Бергман». Карандаш замер, взгляд оторвался от написанного и поднялся вверх.
- Она вышла замуж, - пояснила Эльза и улыбнулась. – Хельга была старшей и ее первой выдали, а вот у Хильды как-но не сложилось и потому она… Наверно это тоже не важно. Но! Вы должны знать. Хельга и Хильда. Они похожи. В смысле, как две капли. Близнецы.
Женщина опять опустила взгляд и карандаш заскользил по листу, выводя адрес женщины. Едва закончив, Эльза отодвинула от себя письменные принадлежности и опять посмотрела на мужчину.
- Хильда жила со мной, - опять заговорила она, поднимаясь со стула. – У нас никогда не было приходящих слуг. Все всегда жили в нашем доме. Сейчас не так. Но Хильда и герр Штейнберг, водитель, живут в доме. Есть еще приходящий садовник, но зимой мы не пользуемся его услугами. Он давно не заходил.
Она вновь улыбнулось. Отчего-то хотелось опять уйти в ненужные дебри информации. Например о том, что теперь в доме живет только она, одна, потому много слуг не требуется и о том, что сад из-за продажи земли стал много меньше, потому не нужно держать пять садовников, и… Эльза подавила желание открыть рот и произнести весь этот бред. Вместо этого она сделала глубокий вдох.
- Я постараюсь припомнить какие-то детали, - выдохнула она. – Но мы живем тихо. У нас не бывает посторонних и ничего выходящего за рамки скромного образа жизни не выходит. Понимаете, дом старый и о нем ходит много всяких слухов. Глупости, конечно. Никаких призраков и похороненных заживо там нет. Конечно…
Женщина сомкнула губы. Конечно, там поколениями жили ведьмы и колдуны каких поискать. Еще они поколениями истребляли инквизиторов, то что поплатились почти полным вымиранием и… Губы растянулись в улыбке.
- Буду очень признательна за помощь, - выдохнула она и направилась к двери.
У самого порога, Эльза обернулась и посмотрела в глаза мужчине. Она в очередной раз улыбнулась и снова в улыбке мелькнула снисходительность. Да, ее интуиция подводит редко, но так часто нашептывает всякий бред, что хоть романы пиши. Собственно, именно этим Урслер и занимается.
- Буду ждать новостей. Любых.
Она отвела взгляд и вышла их квартиры инквизитора, которого никак не желала воспринимать оным. Ведь не было же приставки к фамилии. Или это все не имеет значения? Собственно, что она сама лично знала о них? Как часто видела и имела с ними дела? Эльза заспешила к своей машине и водителю, ожидающему на улице.

+1

10

Следовало признать, общаться с Эльзой Фабиану было сложно. После ухода ведьмы, голова инквизитора еще некоторое время гудела после того, как в нее закидали тонну не самой нужной информации. Впрочем, не зря на двери в кабинет Фабиана было написано «Инквизитор-детектив» (конечно, он там почти не бывал, но это уже детали), мужчина вполне был в состоянии отделить зерна от плевел.
Он сел в свое любимое хоть и побитое жизнью кресло, держа в одной руке чашку, а в другой бумажку с телефоном – городским, а не мобильным. Фабиан хмыкнул, отпивая кофе, вкус которого не почувствовал. Эта женщина, вполне ожидаемо, не могла полностью доверять инквизитору. С другой стороны, нужно ли ему это доверие? И стоит ли ему доверять? Кто знает, вдруг это спланированный спектакль, в котором ему отводилась заранее прописанная роль персонажа второго плана? Мало до чего додумается ведьма, пытаясь отвести от себя подозрения.
Фабиан поставил полупустую чашку на кофейный столик, доставая телефон из кармана. Он выглядел даже хуже, чем кожаное кресло с потертыми подлокотниками и спинкой. Явно пару раз у смартфона было знакомство со стеной. Но он еще был жив, правда немного тормозил, что означало лишь одно – скоро телефон вновь влетит в стену. Но не сегодня.

«Эльза Урслер. Узнай все о ней».
Кнопка «отправить» среагировала не сразу, пришлось пару раз ударить пальцем по треснувшему стеклу, прежде чем, на экране появилась надпись «Отправлено».
«Хрен тебе. Я не твоя секретарша».
Тот, кому было адресовано сообщение, ответил почти моментально. Фабиан вздохнул.
«Пожалуйста».
Он не любил общаться вот таким образом, но звонить не хотелось, а чтобы поговорить с глазу на глаз, нужно съездить в Орден. Так что меньшее из зол, как говорится.
«Я куплю тебе бутылку виски».
«Две».
«Хорошо, две. Узнай о ней все, что сможешь».
Ответа не последовало даже через пять минут. Но Фабиан не унывал. Он отправил последнее сообщение: «Спасибо», и убрал телефон в карман.

Через несколько часов.
Район, в котором жила Хельга, инквизитор не любил. Выглядел он приличным, дома сохранили неповторимый шарм старины, но история у этого места была паршивая. Люди, правда, уже позабыли, но инквизиторы помнили, что здесь было в мирное время немало стычек магов с инквизиторами. Очень трудно после нескольких веков забыть о старых ранах. Как правило, все обходилось без смертей. Но кровопролития было трудно избежать. Так что у Фабиана здесь всегда портилось настроение, стоило ему только посмотреть на дома и вспомнить истории отца про то, как маги выдергивали магией из мостовой булыжник, чтобы им сделать больно инквизитору, который, в принципе, и сам был бы рад набить морду магу. Чтобы привыкнуть к миру, пришлось немало крови отмыть от стен домов…
Инквизитор качнул головой, словно буквально пытаясь выбросить из головы не прошеные ассоциации, и нажал кнопку домофона.
– Да? – из динамика раздался женский голос.
– Фрау Бергман? Я Фабиан Вайс, фрау Урслер попросила меня найти вашу сестру.
Ответом ему была тишина.
«Проклятье, не с того я начал».
Но, несмотря на беспокойство Фабиана, дверь открылась.
– Второй этаж.
Что ж, могло бы быть и хуже.
– Хотите чай?
Фрау Бергман пыталась срыть волнение, изображая радушную хозяйку. Но пальцы у нее подрагивали.
– Нет, спасибо. Когда вы последний раз видели сестру? – Фабиан не собирался быть мягким и тактичным, так что сразу перешел к цели своего визита.
– Неделю назад. Я даже не знала, что она пропала…
– Мы пока не знаем, что случилось, но фрау Урслер решила подстраховаться. Вам Хильда ничего не рассказывала? Может, у нее появился поклонник?
– Нет, насколько я знаю, нет. Но, когда она была здесь в последний раз, оставила эту книгу.
Женщина достала из книжного шкафа потрепанную книжку.
На обложке было написано «Психология демонов».
– Она увлекается изучением демонов? – Фабиан взял в руки находку и удивленно изогнул правую бровь.
– Нет, то есть да, то есть… Я не знаю. Она рассказывал мне о том, что там прочитала, но я не очень хотела слушать. Мне это неинтересно.
Инквизитор открыл книгу, и из нее выпала визитка.
– Густав Эммерих, – прочитал Вайс. – Вы знаете, кто он?
– Нет, Хильда не говорила. Я подумала, что это просто как закладка используется.
– Возможно, – задумчиво протянул Фабиан. – Я возьму?
– Да, конечно.
– Если Хильда приедет или как-то с вами свяжется, звоните мне. – Он отдал ей свою визитку и попрощался.
Стоя на крыльце дома, в котором жила Хельга, Фабиан закурил. Нельзя было сказать, был ли смысл в том, что он узнал, но лучше сомнительная зацепка, чем ничего. Инквизитор достал телефон, по памяти набрал номер Эльзы. На том конце его сухо поприветствовал автоответчик.
– Фрау Урслер, я кое-что нашел, но радоваться пока рано. Позвоните мне, как сможете, я хотел бы завтра приехать, осмотреть комнату Хильды.
Он продиктовал свой номер и нажал «отбой».
Погода между тем из просто средней степени паршивости перешла в состояние «очень мерзкая». Дождь усилился, мостовую покрыл сизый туман. Инквизитор, подняв воротник и поправив шляпу, направился домой.

+1

11

Выйдя от детектива, а именно так Эльза расценивала Вайса, женщина забралась на задние сидение машины и уставилась в окно. Лишь спустя двадцать минут, она посмотрела на водителя через зеркало заднего вида и задумчиво поджала губы. Вместо того чтобы что-то сказать, Эльза отвела взгляд и еще плотнее сжала губы. Если не все, то большая часть ее мыслей сводилась к вопросу доверия. Нет, не к Августу, а к Вайсу.
Ей никогда толком не приходилось сталкиваться с инквизиторами, да и о стычках себе подобных с ними она знала только из общей неофициальной истории. Конечно, плюсы и минусы в этой истории каждая сторона расставляла по своему, но суть то сводилась к одному. К выживанию. Вот в этом Эльза разбиралась хорошо. Настолько хорошо, что пожалуй, обостренный инстинкт самосохранения единственное, что ей досталось от предков. Именно он и зудел все дорогу, а потом и весь остаток дня, и весь вечер, и даже всю ночь, не давая нормально уснуть.
«Не привлекай внимание.» «Не попадайся им на глаза.» «Не делай ничего, что может привести к… вообще ничего не делай!» «Живи скромно и тихо.» «Выживи» - это и многое другое в подобном ключе твердила полоумная престарелая тетка на протяжение всей юности Эльзы. Почему? Она настолько привыкла к осторожности, что по сей день даже боялась поискать ответа на этот вопрос. Да какой там поискать. Эльза даже боясь задать его себе. Так боялась, что по факту едва ли что знала о своих собственных родителях, не говоря уже о более ранних поколениях семьи.
Но вот где-то в архивах должно было сохраниться довольно много интересной информации. Конечно, не о самой Эльзе. Она ничем не была интересна даже среди себе подобных. Она была точно такой же неясной тенью, как собственный Хранитель. Последние упоминания о семействе Урслер обрываются где-то в начале шестидесятых. В них значится лишь одно имя – Ингрит Урслер, ведьма. Умная, сильная, злопамятная и мстительная. Именно последнее ее и сгубило, при попытке припомнить старые долги семейству фон Штейнберг.
Кажется, тогда оборвался не только славный род ведьм и колдунов, но и инквизиторов. Нет, потомки то были, но все они вышли настолько блеклыми, что сегодня даже имена их никто не знает. От Урслер осталась лишь полоумная дама и едва начавшая говорить девчонка, от фон Штайнберг, которые лишились благородной приставки, мальчишка, чуть старше последней и он же, видимо по какой-то случайности, наплодил еще парочку детей, столь же не значительных для истории. Но Ингрит и тот кому она мстила за старые семейные обиды были скорее слабой пародией на старшие поколения.
На самом деле, яркий след оба семейства оставили на закате восемнадцатого века. Остальное ж лишь последние кровавые всполохи той истории. Одним из таких вполохов были супруги Эрик и Маргарет. Последняя якобы была одержима, но первый в этом слабо верил и решил, что сия причина лишь повод пообрубать оставшиеся ветки старого фамильного древа. Из мести конечно. Рядом с ними вновь был один из фон Штайбергов. Дело было где-то во второй половине девятнадцатого века. Но еще до этого, едва утихла война и наступили первые годы хрупкого мира, Урслер как один кипели лютой ненавистью к инквизиторам и не собирались сдаваться.
Пожалуй, если капнуть поглубже, лет эдак хотя бы за пятьдесят до этого самого мира, то можно найти еще в десяток имен из семейства Урслер. Среди них особенно выделялись Вильгельм и Иоганна, брат и сестра. Избавлять мир от инквизиторов и любых не согласных с магией было для них делом чести. Дерзкие, властные, высокомерные и непомерно амбициозные, они явно ставили себя на ступень выше обычных людей и всех, кто был иной чем их природы. Но то было и иное время…

А сегодня было уже около полуночи, когда Эльза спустилась вниз, кутаясь в халат. Ей не спалось. Ей хотелось своей привычной чашки какао, которую так никто и не подал к постели. Выйдя в холл, она уже было свернула в коридор, ведущей к кухне, но тут увидела мигающий на телефоне маячок. Как не заметила раньше? Этим вопросом не задался бы никто, кто хорошо знал Эльзу.
Подойдя к столику, женщина обнаружила вдруг два сообщения на автоответчике. Она нерешительно протянула руку к телефону, но замерла в темноте и оглянулась по сторонам. Пустой, старый дом вдруг как-то слишком уж больно угнетающе навалился на свою хозяйку. Холодный, заброшенный и почти не пригодный для комфортного и современного проживания. Эльза нажала кнопку и тишину, казавшуюся почти осязаемой в темноте, наполнили голоса.
Один был мужским и сообщал о грядущем визите. Эльза узнала этот голос. Вайс. Детектив. Назвать его иначе она себе не позволяла из какого-то глубинного, доставшегося в наследство страха.
Второй принадлежал женщине и в первое мгновение Эльза даже обрадовалась, а потом поняла, что просто спутала сестер. Хельга Бергман сообщала, что к ней приходил какой-то мужчина и задавал вопросы о Хильде. Она тоже просила перезвонить.
Женщина стерла оба сообщения и еще несколько секунд растерянно смотрела на телефон. Забыв зачем она спустилась вниз, Эльза поднялась в свою спальню и порылась в сумочке, достав визитку. Когда хозяйка дома спустилась обратно и подняла трубку, напольные часы начали отбивать полночь. Палец замер над рядами и столбиками цифр, пока часы наконец не угомонились. Лишь тут Эльза поняла, что время, выбранное ей для ответного звонка любому из них крайне не уместное. 
Она положила трубку и поднялась в свою спальню. Лишь утром Эльза позвонила детективу и сообщила, что готова его принять после полудня. Следом она набрала сестре своей домработнице, выслушала историю о приходившем детективе и найденной книге с закладкой. Далее последовал ряд вопросов, на которые Эльза никак не смогла ответить внятно. Лишь заверила, что пока не о чем беспокоиться, как ей кажется. Но что-то подсказывало, что женщину на другом конце это едва ли удовлетворило.

+1

12

Это было странно, но Фабиан, оказавшись в доме ведьмы, едва заметно нервничал. Вроде бы обычный дом, обычная ведьма, но среди предметов старины, картин, с которых смотрели давно умершие представители рода фон Урслер, инквизитор был как двенадцатилетний мальчишка, который ждал, когда его будут отчитывать за шалость. От непрошенных воспоминаний избавиться было сложно, однако Фабиан не оставлял попытки отвлечься. Тем более, что у него не было времени на всякие глупости, его ждало важное дело.
– Спасибо, что позволили мне нарушить ваше уединение, - сказал Эльзе Вайс, когда она его вела в комнату Хильды. – Понимаю, не каждому будет комфортно в присутствии инквизитора.
Это была нелепая попытка пошутить и избавиться от повисшего между магом и инквизитором напряжения. Фабиан понимал, что вряд ли фрау Урслер ее оценила, но ему стало чуть легче.
– Я хотел бы тут все без вас, если вы не против, конечно. Не люблю отвлекаться в процессе работы. – Вайс улыбнулся хозяйке дома.
Странную перемену настроения инквизитора можно было объяснить утренним разговором с женой или ожившими воспоминаниями. Впрочем, Фабиан не собирался заниматься самокопанием. Когда дверь за Эльзой закрылась, он глубоко вздохнул, выдохнул и сосредоточился на окружении.
Комната служанки ведьмы была обычной. Ничего такого, что могло бы вызвать усмешку или неприязнь по отношению к той, кто спит на маленькой кровати. Немного мебели, широкой окно с тяжелыми шторами, которые не пропускают солнечный свет. В ящиках аккуратно разложены только необходимые вещи. И эта обезличенная обстановка разбивала всякую надежду найти новую зацепку в этом деле. Ни дневника, ни даже обычной записной книжки или ежедневника, Фабиан не нашел. Однако, стоило ему разочароваться в собственной затеи, как в глаз ударила тусклая вспышка света, а вслед за ней раздался едва уловимый для слуха писк разряженного телефона. На такую удачу он рассчитывать не мог.
Покопавшись немного под кроватью, отодвинув комод и перевернув полки вверх дном, Фабиан, наконец, нашел почти умерший телефон. Скрывая довольную ухмылку, он вышел из комнаты и обратился к Эльзе:
– Телефон. Я нашел телефон. Не знаю, чей он – украден Хильдой или ей принадлежит, но это уже хоть что-то. Его нужно подзарядить, – он вручил находку фрау Урслер. – Ну а пока не включится… я бы не отказался от чашки кофе. Заодно расскажу, что вчера узнал.

+1

13

Встретив гостя самостоятельно, Эльза удовлетворила его просьбу с порога и повела в комнату, которую последние месяца занимала домработница. Чем это могло помочь расследованию она решительно не понимала. Еще накануне женщина самолично осмотрела все и ничего не нашла. Хотя, и не так чтобы понимала, что необходимо искать. Пару книг, что Хильда явно тайком взяла из библиотеки, хозяйка дома вернула на законное место. Названия и содержимое несколько удивило ее, но не более.
Миновав лестницу, и углубляя в ту часть дома, что отводилась слугам, Эльза уже хотела было сказать про книги, но вдруг замедлила шаг и обернулась, бросив взгляд на детектива. Комфортно в присутствие инквизитора? По спине побежали мурашки. Хозяйка дома лишь улыбнулась и отвернулась, а потом толкнула дверь в небольшую спальню, которую еще лет сорок назад делили бы две горничные. Отчего Хильда заняла ее, вынеся вторую кровать в соседнюю комнату, а не более просторную, которую обычно занимала экономка, Эльза понятия не имела. Быть может вид из окна? Она бросила взгляд на темные шторы.
- Конечно, - ответила женщина и ступила обратно за порог, позволив детективу делать свою работу.
Считая себя лишней, Эльза сделала несколько шагов дальше по коридору и прислонилась плечом к спине, ожидая пока гость закончит осмотр. Мысль о том, что в доме инквизитор ей категорически не нравилась и она гнала ее прочь, но та не желала уходить и тихо скреблась в мозгу. Взгляд скользнул по стене с потемневшими от времени деревянными панелями. Она знала, что теперь все иначе. Уже давно, еще за долго до ее рождения. Но все же. Взгляд прилип к дверному проему. Инквизитор! Эльза передернула плечами. Будто здесь случилось нечто… Да, именно так ей и казалось. Нечто. Странное. То с чем обычная полиция не разберется.
- Не мой, - слишком бойко ответила Эльза, увидев телефон в руках мужчины и пожала плечами. – Я не особенно доверяю всем этим штукам. У меня нет такого. Но у Хильды был. Она никогда не пользовалась тем, что стоит в холле или в библиотеке.
Взяв телефон, женщина покрутила его в руках и протянула обратно, опять пожав плечами.
- Думаю, ее, - сказала она и подняла взгляд. – Могу спросить у водителя, но уверена, что это не его. С чего бы? Ведь он был в ее комнате. Вы же не думаете, что фрау Фогель и герр… ну, вы понимаете… Ведь она уже не… Мне кажется, его привлекают другие женщины. По моложе. Хотя, это, конечно же, не мое дело. Но если нужно, могу позвать…
Эльза вдруг осеклась, поймав себя на мысли, что опять слишком много болтает. Или не много? Может это тоже относится к делу? Ведь откуда ей знать что важно, а что нет?
- Кофе, - выдохнула она и сделала приглашающий жест, - конечно же. Извините. От всей этой истории мне не спокойно, а когда так случается, то начинаю много болтать. Простите. Понимаете… - Эльза обернулась, ведя гостя по коридору обратно в холл и оттуда в гостиную, единственную пригодную для приема. – Мне нравится читать детективные романы, но в жизни все по другому. Я ни с чем подобным не сталкивалась. Обычно, мое предчувствие… интуиция, да… она так себя не ведет. Не понимаю, с чего бы и…
Эльза вновь замолкла, войдя в просторную гостиную с растопленным камином и жестом указала на одно из кресел. Оставаясь у порога, женщина дернула за шнур, помнящий лучшие времена. Где-то в глубине дома звякнул колокольчик и на зов явилась средних лет, невзрачная женщина со светлыми волосами и белой, почти полупрозрачной кожей.
- Подайте кофе, пожалуйста, - сухо и сдержанно обратилась Эльза к новой домработнице.
Она уже сомневалась, что та задержится тут надолго. Улыбнувшись гостю, Эльза присела на край дивана, стараясь не открывать рта попусту. Она уже знала о книге и какой-то визитке со слов сестры Хильды, но виду не подавала, приготовившись выслушать ту же историю от другой стороны.
- Так что вы узнали?

+1

14

- Если честно, - задумчиво протянул Фабиан, садясь напротив Эльзы, - ничего стоящего. В данный момент у меня есть телефон Хильды и визитка неизвестно кого. Но несмотря на не слишком успешное начало, у меня есть пара идей и направлений, в которых следует копать. Дело в том, что исчезновения людей случаются часто. Стоит признать, - инквизитор усмехнулся, - Гартштадт – не тропический курорт. Достаточно пройти пару районов от центра или замков – и вот вы попадаете в такую дыру, о которой никто не хочет знать. 
Он ненадолго прервался, когда служанка фрау Урслер принесла кофе, отблагодарил ее кивком и сделал глоток.
- Но, вопреки общему мнению, пропадают люди не там. Департамент и полиция не обнаружили какой-либо связи между пропавшими. Однако это не говорит ни о чем. Либо похитители слишком оригинальны, либо осторожны. Демон его знает, - Фабиан задумчиво посмотрел на Эльзу. Он хотел еще что-то сказать, но не успел.
Дальнейшее описать в двух слов можно было только в том случае, если слова были бы нецензурными. Хоть Фабиан выругался до, во время и после случившегося несколько раз, нисколько не волнуясь, что фрау Урслер не должна слушать подобное от инквизитора, ничего из его фраз не несло никакого смысла, а лишь выражало его эмоции.
Наверное, все было в хваленой инквизиторской интуиции. Или ему просто не понравился странный взгляд служанки. Было в нем что-то противоестественное и мертвое. Но на самом деле это было не важно. Важно лишь только замеченное краем глаза движение домработницы, и последивший скрежет металла, доносившийся со стороны камина. Пламя, задорно пляшущее в нем, охватило небольшую коробочку. Можно лишь догадываться о ее содержимом, но времени на это не было.
Фабиан, выронив чашку с кофе из рук, вскочил с кресла, прыжком преодолел разделяющее его и Эльзу расстояние и рывком стянул ведьму с места.
- БЕЖИМ! – хрипло рявкнул он, но бежать было некуда. Пламя словно из пасти дракона вырвалось из камина и заполнило комнату. Оно стремительно подбиралось к двум «везунчикам», поджигая на своем пути мебель.

0


Вы здесь » Hexenhammer » Настоящее » 23.11.2017 Завязка для нуарного фильма