Hexenhammer

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hexenhammer » Прошлое » Как творилась история


Как творилась история

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время и место действия: Мир 200-300 лет назад.
Описание: Долгое время Сад не существовал без войны. Это были Темные века, никто не надеялся на жизнь без горечи и потерь. Однако ничто не вечно, даже в конце самой черной ночи наступит рассвет.
Участники: Рокси и Фабиан.
Дополнительная информация: Эпизод сюжетный, в нем будут фигурировать значимые для истории Гартштадта личности.

0

2

Часть первая. Провокация
18 век. Точная дата… уточняется.
Зима, ночь, погода теплая, крупными хлопьями падает снег.

Альфред фон Кенинг видел становление и взлет Ордена. И меньше всего на свете хотел быть свидетелем его падения, ведь, чтобы ни говорила Церковь, именно он вместе со своей семьей и верными соратниками создал его. Поколения будущих инквизиторов будут воспитываться с теми ценностями, что важны Ордену, а не клирикам, помешанным на власти. И Альфред должен был сохранить свое наследие, не дать другим испортить, исказить сознание инквизиторов. По крайней мере, он попытается.
Снег, крупными хлопьями падал на плащ инквизитора. Он стоял перед замком Церкви уже давно, но почти не чувствовал холода, не ощущал прикосновений снежинок, не замечал, как они медленно таяли, оставляя мокрый след на меховом вороте. Альфред слушал, наблюдал. И когда в башне зажегся свет, магистр едва слышно прошептал своим спутникам:
– Пора.
Трое инквизиторов, больше похожие на черных призраков проникли в уснувший замок. Им не встретились на пути клирики, в коридорах давно погасли свечи, и лишь едва слышный шорох плащей оживлял мрачные залы и коридоры замка. Альфред, в отличие от своих сыновей, не сомневался, не нервничал. Он уверенно вел их вперед до самой башни.
Сегодня они убьют прелата Церкви.
Тонкие, острые кинжалы были скрыты под плащами, и каждый инквизитор был готов воспользоваться оружием в последний раз. Без сомнений и промедлений. Альфред верил в себя и в своих сыновей.
Дубовая дверь отворилась, тихо скрипнув. В кабинете северной башни сидел один лишь прелат. Не было ни охраны, ни помощников. Магистр знал, что глава Церкви мучается бессонницей, и решил воспользоваться этим.
Клирик поднял голову и удивленно глянул на нежданных гостей.
- Каково демона вы тут делаете? – недовольно поинтересовался он, поднимаясь из кресла с низкой спинкой и резными ручками.
Альфред скинул с головы капюшон, свет свечей коснулся лица, и прелат мигом сменил удивленный взгляд на раздраженный.
– Герр фон Кенинг,  повторяю свой вопрос.
Прелат выглядел грозно, но заметно нервничал. Уж слишком решительным был шаг магистра. Ему было достаточно одного движения рукой, даже не надо было подходить слишком быстро. Из рукава выпал кинжал, но вместо того, чтобы оказаться в руке Альфреда и через секунду преодолеть разделяющего его и прелата расстояние, звякнув, упал на пол.
Боль, острая боль от раны в спине быстро заполнила сознание магистра, заставила его взвыть. Он попытался обернуться, чтобы взглянуть в лицо предателю, но рухнул на колени, когда один из сыновей провернул нож в ране.
Арнольд закричал. Альфред узнал его голос, успел облегченно вздохнуть и из последних сил сказать:
– Беги!
Младший сын Альфреда фон Кенинга не хотел слушать отца, он собирался порвать на куски своего брата, а потом перерезать глотку прелату. Но разум взял верх над чувствами, и молодой инквизитор помчался прочь из замка.

[icon]https://pp.userapi.com/c841624/v841624838/55b0c/xDp_zbsMWcM.jpg[/icon][nick]Альфред фон Кенинг[/nick][status]Первый магистр Ордена[/status]

+1

3

- Тильда Ригер, за колдовство и связь с существами из Бездны, вы приговариваетесь к смертной казни через сожжение, - бесстрастный голос клирика разносился над площадью, которая, несмотря на ранний час, была заполнена до отказа. Сотни пар глаз были прикованы к столбу и привязанной к нему женщине. Кто-то смотрел на неё с опаской, кто-то с нескрываемой ненавистью, а кто-то втайне её жалел. Но Тильде было всё равно. Её взгляд был устремлён в пасмурное небо, туда, где кружил одинокий ворон.
- Ваш хранитель будет уничтожен, а всё имущество отойдёт в собственность церкви, - продолжал тем временем сановник.
Тильда лишь усмехнулась, скривив уголок рта. Её лишили хранителя, её пытали, а дом давно разграбили. Единственное, что не смогли у неё отнять, - это её достоинство и любовь к мужу.
Одинокий ворон продолжал кружить над местом казни. Силуэт его отражался в светлых глазах Тильды, и женщина улыбалась. Она знала, что в свой смертный час она не одинока. Она знала, что церковь дорого заплатит за её убийство.
- Да свершится воля Создателя.
Клирик закончил читать молитву, и палач, стоявший неподалёку, поджёг сухой хворост. Пламя взметнулось к небесам, подхватывая крик женщины и унося его всё выше и выше. И этому крику вторил ворон…

Стефан проснулся от собственного крика. Вот уже пятьдесят лет подряд каждую ночь он видел один и тот же кошмар. Нет, не кошмар - страшное воспоминание.
Поднявшись с постели, колдун подошёл к тазу с водой и набрав пригоршню ледяной воды, умыл лицо, прогоняя остатки сна. Он ненавидел ночь и старался бодрствовать как можно дольше, что не могло сказаться на его внешности. Стефан был уже не молод, а личная трагедия не могла не наложить своего отпечатка. Впрочем, колдун не знал таких магов, которые не пострадали бы от действий церкви. Единственное, что помогало держаться им наплаву, - это жгучая ненависть и Оплот. Их убежище. Место, куда клирикам и инквизиторам ни за что не пробраться.
- Мастер Ригер! Мастер Ригер! – в комнату без стука ворвался Карл – совсем ещё молодой колдун, но Стефан чувствовал в нём большой потенциал. Мужчина вполне допускал, что этот юноша может занять его место, когда его не станет.
- В чём дело, Карл? На дворе ночь, - проворчал Стефан. За хмурым видом он прятал тревогу. Просто так юноша его не потревожил бы.
- Там, - задыхаясь, Карл показывал куда-то себе за спину. – У ворот.
- Что там? – Стефан устремился к выходу, отодвинув Карла от двери. Юноша поспешил вслед за колдуном.
- Инквизитор. Говорит, что хочет видеть Верховного колдуна.
- Вот те на, - ещё больше нахмурился Стефан. Такого на его памяти ещё не случалось, чтобы инквизитор добровольно приходил к стенам Шварцмунда. – Впустите его и отведите в малый зал. Но сначала проверьте, один ли он, и выставьте дополнительную охрану. Мало ли, зачем он к нам пожаловал.
Карл кивнул и умчался выполнять распоряжения, а Стефан направился в противоположную сторону готовиться к необычной встрече.
[nick]Стефан Ригер[/nick][status]Верховный колдун[/status][icon]http://i12.pixs.ru/storage/5/5/2/StefanRige_4487550_28843552.jpg[/icon]

+1

4

Арнольд дрожал. Нет от страха или холода – его душу заполнила жгучая ненависть к брату, прелату и Церкви в целом. Долгие годы он, как и отец, слепо следовал по воли тех, кто близок к Создателю, и вот к чему это привело. Мир охвачен пламенем, люди живут в нищете, маги в страхе. Зато Ордену грех жаловаться, да. Но разве это верно? Разве должны инквизиторы обогащаться за счет чужих жизней? Им следовало давно открыть глаза. Но лучше поздно, чем никогда.
Все, что инквизитор думал, нужно было сказать вслух. Глядя прямо в глаза Верховному колдуну. Но у Арнольда не было сил даже на то, чтобы поднять голову и просто назвать свое имя магу. И стоял, наверное, так вечно, если бы не вспомнил последние мгновения жизни отца.
Справившись с дрожью, инквизитор наконец-то заговорил:
– Меня зовут Арнольд фон Кенинг, - он поднял голову и спокойно посмотрел на колдуна. Была во взгляде инквизитора какая-то пугающая обреченность, словно ему было плевать на свою собственную жизнь. И при этом, ему хотелось, чтобы его дослушали до конца. - Вы не знаете меня, но слышали о моем отце. Для вас он враг, как и вся Церковь. Но Орден устал враждовать, мы устали от бессмысленной войны, не хотим более быть оружием в руках прелата. Этой ночью я, брат и наш отец пробрались в замок Церкви, чтобы навсегда закончить войну. Но нас предали. Калеб, мой брат, убил… – Инквизитор, дернувшись всем телом, вновь опустил взгляд, казалось, будто в его тело, а не в отца вонзается острый кинжал, – магистра.
Арнольд сжал кулаки так сильно, что ногти впились в кожу, оставляя кровоподтеки на коже. Ему хотелось бежать обратно, разорвать голыми руками всех, кто причинил ему столько боли. Но вместо этого стоял.
– Я не хотел никогда убивать магов, но я родился инквизитором в семье инквизиторов. У меня не было выбора, но он есть сейчас у нас всех. Мы должны забыть о ненависти, забыть былое и объединиться, чтобы уничтожить Церковь, чтобы у наших потомков было будущее.
Он посмотрел на колдуна. Верит ли он инквизитору? Арнольд не знал, но герр Рихтер его еще не выгнал прочь, не отправил в темное, сырое подземелья, стремясь отомстить Ордену за все беды и потери. Надежда… едва ощутимая надежда теплилась в душе инквизитора, а ненависть к брату придавала ему сил. Арнольд не ошибся, придя сюда.
– Я предлагаю вам мир. От лица Ордена. Мы никогда не будем уничтожать магов, но станем стражами порядка. Не позволим никому злоупотреблять своей силой или властью.
Голос инквизитора звучал твердо, он не сомневался в своих словах, не собирался обманывать верховного мага. Однако пока что это все лишь слова.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/df/c7/33737.jpg[/icon][nick]Арнольд фон Кенинг[/nick][status]Инквизитор[/status]

+1

5

[nick]Стефан Ригер[/nick][status]Верховный колдун[/status][icon]http://i12.pixs.ru/storage/5/5/2/StefanRige_4487550_28843552.jpg[/icon]
Стефан сидел напротив инквизитора, скрестив пальцы, смотря на него из-под тяжелых век. Молодой человек, совсем ещё мальчишка немногим старше Карла. Впрочем, для Стефана все они были мальчишками, заигравшимися в войну. Кем он был на самом деле? Шпионом, самоубийцей, сумасшедшим?.. Ещё до того, как Арнольд фон Кенинг вошёл в зал, колдун выяснил, что он пришёл один, никто за ним не следил, и поддержки ему ждать неоткуда. И тем не менее, Стефан знал, что за их беседой сейчас внимательно наблюдают, и, если Арнольд решит выкинуть какой-нибудь фокус, в его тело тут же ударят арбалетные болты. И всё же колдун жалел, что не мог проникнуть инквизитору в голову и узнать, о чём тот на самом деле думал – таков их дар и проклятие одновременно. Он слушал Арнольда предельно внимательно, и чем больше тот говорил, тем тяжелее колдуну было сдержать своё раздражение. В конце концов колдун не выдержал, резко поднялся со своего места и отошёл к окну. Он долго всматривался в темноту ночи, заложив руки за спину.
- Мою жену сожгли на костре, - наконец произнёс Стефан. Голос его был тих и на удивление спокоен. – Моя дочь, хвала Создателю, - обычный человек, но она не знает своих настоящих родителей. Мы вынуждены были отдать её на воспитание доброй женщине. Ради её же безопасности.
Слова эти вновь всколыхнули в душе Стефана болезненные воспоминания, кольнувшие в очерствевшее сердце. Вновь он увидел улыбку жены, превратившуюся в предсмертный оскал, вновь зазвучал в ушах плач их маленькой дочери. Усилием воли колдун подавил эти воспоминания и повернулся к молодому мужчине:
- Я могу рассказать множество таких историй, и все они будут правдивыми. Годами, десятилетиями магов предавали, преследовали и убивали. Зачастую без суда и следствия. Впрочем, суд – лишь иллюзия законности, оправдание всем тем преступлениям, что творили Орден и Церковь.
Стефан приблизился к Арнольду и навис над ним, ухватившись за край стола. Он всматривался в лицо инквизитора, словно старался распознать, где правда в его словах, а где ложь. От колючего взгляда колдуна невозможно было укрыться, казалось, он прожигал насквозь.
- Ты предлагаешь мир от лица всего Ордена, но ты пришёл один. Знают ли в Ордене, что сейчас ты говоришь за всех инквизиторов? Дал ли ты им право выбора? – колдун усмехнулся и вновь сел напротив Арнольда. – Выбор есть всегда, мальчик. И тогда, когда кажется, что его нет вовсе. У моей жены был выбор даже тогда, когда она сидела в холодной темнице.
Гневный огонь уже угас в глазах мужчины, теперь он взирал на инквизитора с ледяным спокойствием. Он не торопился, словно ждал чего-то. Через мгновение дверь зала распахнулась.
- Мастер? – Карл стоял на пороге, не решаясь пройти дальше.
- Пройди, Карл, я хочу, чтобы ты присутствовал при этом разговоре.
Юноша, не задавая вопросов, прошёл в зал и сел по правую руку от Верховного колдуна.
- Я сожалею о твоей потере, Арнольд. Я знаю, каково это – терять близких. Но ты не убедил меня. Как мне понять, что поступок твой не вызван желанием отомстить убийцам твоего отца? Как мне понять, что ты не ведёшь нас на верную гибель? Что должно подтолкнуть меня сделать выбор в твою пользу?

+1

6

Арнольд выдержал тяжелый взгляд мага и уверенности не растерял. Он понимал своего оппонента, однако инквизитору нечего было ответить на его гнев.
– Я не могу изменить прошлое. Никто не может. Я лишь могу предложить будущее. Будущее без войн и конфликтов. И я говорю не от себя лично. За мной стоит весь Орден. Вам не понять, что для инквизиторов значит потеря магистра. Но это и не требуется.
Он не ведал, как убедит Верховного колдуна в истинности своих слов. Не знал, что еще добавить. Как и отец, Арнольд предпочитал словам дела. Проблема была в том, что без поддержки магов Орден вряд ли выстоит против Церкви, ведь войну придется вести на два фронта.
И тут его осенило.
– Мы не бойцы ближнего боя. Наша тактика иная. И если бы не предательство моего брата, в моих руках была бы голова прелата, а вы говорили с магистром, а не со мной. Я не прошу вас бросить магов в прямое столкновение с Церковью, Ордену нужно перемирие с вами. Хотя бы временное. Я отдам приказ, чтобы преследование магов завершилось сегодня же. Это вас устроит?

[nick]Арнольд фон Кенинг[/nick][status]Инквизитор[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0018/df/c7/33737.jpg[/icon]

+1

7

Стефан стоял, облокотившись о край стола, вперившись взглядом в лицо сидящего напротив инквизитора. Говорил Арнольд складно, но то были лишь слова самоуверенного мальчишки, подкреплённые лишь его личными заверениями. Внезапно из-за спины колдуна послышался сдавленный кашель:
- Мастер, позвольте сказать? – Карл стоял, опустив голову, внимательно изучая носки потрёпанных сапог.
Верховный бросил сердитый взгляд на своего помощника, но возражать не стал, лишь тихо сказал: «выведите». Дверь тут же отворилась, и в зал вошли колдун и ведьма. Они встали по обе стороны от инквизитора:
- Пройдёмте с нами, - тихо произнесла ведьма. Тон её был вежлив, но скрытая в нём сталь давала понять, что возражений она не потерпит.
Дождавшись, когда маги вместе с инквизитором покинут зал, Стефан вновь обернулся к Карлу:
- Ты что-то хотел сказать.
Юноша стоял напротив Верховного. Свет от пламени в камине накладывал на его побледневшее лицо причудливые тени. Видно было, что молодой колдун собирался с духом, чтобы произнести свою речь.
- Не заставляй меня читать твои мысли, - поторопил его Стефан.
Карл наконец-то собрался с духом и выпалили на одном дыхании:
- Мастер, давайте заключим с инквизиторами перемирие, - сказал и сразу же замолчал, будто испугавшись собственных слов.
Брови Стефана невольно поползли вверх. Вот, значит, как. Его помощник желает пойти у инквизитора на поводу и заключит перемирие. Верховный колдун тяжело вздохнул и покачал головой, опускаясь на стул. Сгорбленная спина старика лучше всяких слов говорила о том бремени, что возложила на него судьба. Он был ответственен за судьбы магов и за судьбу самой магии – Карл, в силу его возраста, не способен был понять этого. Он был молод, им ещё руководили какие-то идеалы и юношеский максимализм. И у него ещё хватало смелости поставить на карту всё – то, чего так не хватает тем, кто прожил долгую жизнь, полную боли и разочарований.
- Значит, ты веришь этому инквизитору? – сухо спросил колдун, глядя юноше в глаза.
- Нет, - Карл не отвёл взгляда, - но если есть хоть какая-то надежда, один единственный шанс… Мастер, позвольте мне пойти с ним.
- Нет, Карл, это слишком опасно, - Стефан замолчал, вновь отойдя к окну. Видно было, что маг над чем-то раздумывал.
Створки дверь вновь распахнулись, и в зал вновь вошёл инквизитор в сопровождении своих молчаливых спутников.
- Мы согласны на перемирие, - произнёс маг, - не будем же терять времени. Я отправлюсь вместе с тобой. Карл, ты остаёшься здесь за главного. В случае нашей неудачи, руководи обороной замка.
Не говоря больше ни слова, Стефан в мгновение ока обернулся вороном и опустился на плечо инквизитора.

[nick]Стефан Ригер[/nick][status]Верховный колдун[/status][icon]http://i12.pixs.ru/storage/5/5/2/StefanRige_4487550_28843552.jpg[/icon]

+1

8

Часть вторая. Разрушение

Месяцы, годы (кто считает?..) спустя.

Замок инквизиторов, словно оправдывая свое название, пылал. Пламя поднималось до облаков, и кто-то мог бы разглядеть  в этом демонстрацию недовольства Создателя, но Арнольд знал – это сотворили люди. А точнее церковники, подчиняющиеся воли прелата. Мысли о главе Церкви разбудили на время уснувшую ярость вкупе с желанием мстить, но через миг эмоции. Все уже закончилось. Он отомстил.
В огне, охватившем стены крепости Ордена, Арнольд видел не кару Демиургу, а путь к очищению. Здесь и сейчас можно было избавиться от темного прошлого, чтобы настали светлые времена. А замок… замок они отстроят новый. В новом месте, но со старым названием. Фламеншлосс – разве можно придумать лучше?
Молодой магистр устало опустился на землю, он по-прежнему не сводил взгляда с пламени. Пляска огненных языков завораживала, гипнотизировала, настраивала на особый лад, когда прежде, чем зачеркнуть прошлое и пойти вперед, хочется вспомнить о самом главном. О том, что привело их всех сюда.
Он не нарушил свое слово. Орден встал за его спиной, и им вместе с Ковеном получилось дать отпор Церкви. Однако все прошло не так гладко, как хотелось бы. В какой-то момент Арнольду показалось, что война стала бесконечной, и возможно даже его потомки не смогут увидеть ее конца, но это были лишь минуты слабости и сомнений, которыми он ни с кем делиться не стал. Инквизиторы должны видеть твердость характера их предводителя. Ведь от его решительности зависит пойдут за ним или нет. И они пошли.  Кто-то пал в одной из столкновений с церковниками, кто-то выстоял. Арнольд помнил все имена, и обещал себе, что никогда не забудет ни одного.
Инквизитор перевел усталый взгляд на разрушенный мост, возле которого стояли не менее измученные маги. Нужно было подняться, подойти к Верховному магу, но тело желало покоя. Хотелось лечь и больше никогда не вставать. Старые шрамы саднили, а новые требовали пристального внимания со стороны лекарей. Однако отдыхать было рано.
Арнольд встал, пошатываясь, и тут же отругал себя за минутную слабость. Нельзя расслабляться. Так что, когда он подошел к Стефану, взгляд его был твердым и решительным.
- Прелата должны доставить в ваш замок, герр Ригер. Вы не против, если я присоединюсь к тем, кто будет решать судьбу Церкви и всего мира? – Он позволил себе слабо улыбнуться.

[nick]Арнольд фон Кенинг[/nick][status]Инквизитор[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0018/df/c7/33737.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Hexenhammer » Прошлое » Как творилась история