Hexenhammer

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hexenhammer » Настоящее » 31 ноября 2017г. Квест «Чисто английское убийство в немецком городе»


31 ноября 2017г. Квест «Чисто английское убийство в немецком городе»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumfiles.ru/files/0018/df/c7/42079.jpg

Время и место действия: 31 ноября 2017 года, усадьба фон Вайсов за чертой города.

Описание: В один дождливый осенний вечер собрались семьи инквизиторов, а также представители Ковена и Департамента. Погода с каждой минутой становилось всю хуже, так что когда дверь закрылась за последним гостем, прибывшим в особняк фон Вайсов, в городе началась настоящая буря с ветром, сметающим все на своем пути и дождем, который лил словно из ведра. Однако погода не должна была испортить этот званный ужин.
Все из присутствующих были напряжены, каждый имел право недолюбливать соседа по столу, но, несмотря на это, обстановка была отчасти веселой. Правда многих не покидало ощущение, что случится нечто страшное...


Участники

Kaiser (Император)
Генрих фон Линдеманн

Magier (Маг)
Эльжбета Вольская

Narr (Шут)
Фабиан Вайс

Hohepriesterin (Верховная жрица)
Роксана Этингер

Eremit (Отшельник)
Дитер Айхкитц

НПСы

Tod (Смерть)
Вальтер фон Вайс

Gehangte (Повешенный)
Бернд Йегер

Konigin der Schwerter (Королева мечей)
Мия Вебер

Schwert (Меч)
Зигмунд Мейер

Kaiserin (Императрица)
Аделаида фон Вайс

Дополнительная информация: Организационная тема квеста.

+3

2

Загородный дом фон Вайсов в это время года почти не пользовался популярностью. Отдаленное расположение от Гартштадта, холодная осень, больше похожая на зиму без снега – все это не способствовало желанию приехать да пожить здесь. Однако именно в усадьбе проводились званые ужины, которые были не редкостью для семьи инквизиторов, ибо решать судьбы других лучше вдали от суеты. Правда в этот вечер официально ничего никто не планировал. Никаких закулисных интриг, обсуждений политики и прочего. Просто вечер в честь приближающейся двухсотой годовщины мира между магами, людьми и инквизиторами. Хотя Вальтер прекрасно понимал, что без вышеперечисленного ужин не обойдется.
За несколько часов до прихода гостей.
Сегодня усадьба ожила. Нанятые специально для ужина официанты в помощь основной прислуге бегали с подносами и расставляли посуду на столе. Не обходилось без шума и заминок, кто-то уже второй раз разбил хрустальные бокалы прежде, чем донес до стола. Но инквизитор в это не лез. Он проводил оставшееся время до приезда гостей в библиотеке наверху.
– Вальтер.
Дверь открылась, и вместе с Аделаидой фон Файс в комнату ворвался шум из главного зала. Ее пасынок незаметно нахмурился, но бумаги отложил в сторону.
– Я пригласила Фабиана и его жену.
«Ее зовут Мия», - мелькнула мысль в голове инквизитора, но вслух он ничего не сказал. Вряд ли фрау фон Вайс забыла имя невестки.
– И хочу, чтобы ты поговорил с ним о возвращении в семью, – закончила Аделаида и села в кресло напротив Вальтера. Он удивленно изогнул правую бровь.
– Ида, – начал он, но мачеха подняла руку, не давая продолжить мысль.
– Я не буду от него требовать развода с женой. Хочет жить с ведьмой, пускай. Его уход портит нам репутацию больше, чем родственница-ведьма. Все. – Аделаида поднялась. – Я не хочу это обсуждать, поэтому прошу тебя. Но если он опять откажется, передай, что двери нашего дома будут закрыты для него и его потомков навсегда.
Вальтер устало откинулся на спинку кресла и проводил взглядом Аделаиду. Только когда за ней закрылась дверь, он едва слышно выругался на старонемецком, а потом подумал, и сделал это снова. Громко и со вкусом.

Шесть часов вечера, гости начинают прибывать.

Аделаида фон Вайс представляла из себя женщину умную, а потому несмотря на то, что ее мучили мысли о встрече с Фабианом спустя несколько лет, она ничем не показывала это. Гости, которых она лично встречала, видели ее заинтересованность, радость от их появления и отвечали ей улыбкой на улыбку. А когда приехал последний гость, все расселись за стол, подняла первый бокал для тоста:
– Я рада, что вас всех видеть здесь. – Голос ее звучал искренне, не было и намека на фальшь. – Знаю, что кто-то приехал сюда впервые, возможно нервничает, но если вы здесь, значит, вы мои друзья. И этот вечер должен укрепить нашу дружбу. За мир между нами!
Фрау фон Вайс лучезарно улыбнулась и сделала небольшой глоток из бокала.
Все последовали ее примеру, но когда Вальтер поставил бокал на стол, на душе у него было скверно.

+1

3

Черный автомобиль с тонированными стеклами почти бесшумно подъехал к дверям. Водитель было дернулся, чтобы покинуть салон, но Генрих остановил его.
      - Не стоит. – Спокойно произнес он. – Я сам.
      Погода была отвратительной, моросил небольшой дождик. Герр фон Линдеманн укрылся за черным зонтом и зашел в старое кирпичное здание. Невольно поморщился в коридоре, смерив трещины на стенах и потолке презрительным взглядом, и быстро миновал лестничный пролет. Сколько он не бывал здесь, все никак не может свыкнуться с мыслью – ей правда нравится жить в здании, которое подлежит ремонту?
      Он постучался костяшками пальцев и, к счастью, ждать пришлось недолго.
      Генрих не верил в призраков. Он верил в Хранителей и магов, а так же в их силу, верил в демонов и других тварей. Но считал сказкой суеверие, что душа якобы способна переродиться или, наоборот, вернуться за незаконченными делами. Но то, что увидел сейчас герр фон Линдеманн, заставило его на мгновение усомниться в своих твердых убеждениях. Отголосок здравомыслия успел пискнуть, что это лишь обман зрения,  а вскруженное сознание в сие заключение даже поверило, но… но. Это все еще была Катарина, и, черт бы его побрал, как же она похожа на Сильвию в молодости.
      - Катя. – Наконец, справившись с собой, произносит фон Линдеманн.
      Она не ждала его. Что ж, его ошибка – сам не предупредил, но что-то подсказывало ему, что сообщи он заранее, и Катя бы отказалась.
      И снова он лишает ее права выбора.
      Генрих смотрит на нее. Прическа, платье, макияж – все великолепно. Прошел целый год после их… воссоединения, но он все еще помнит свою маленькую девочку с растрепанными косичками. Сейчас же эта девочка выросла в прекрасную молодую женщину, и от мысли этой отчего-то неприятно кольнуло в груди.
      И, к сожалению, в силу своего сдержанного характера или, говоря более похабно, ослиного упрямства, инквизитор воздерживается от того искреннего комплимента, которым любой отец захочет одарить свою дочь. Вместо этого с языка слетают совсем иные слова:
      - Хороший выбор. – И сдержанный кивок платью.
      Но, тем не менее, Генрих успевает подумать, что, наверное, стоило приготовить ей подарок. Что, наверное, то жемчужное ожерелье, которое он все же купил, но зачем-то оставил дома в столе, прекрасно бы подошло ее наряду. Но приняла бы его Катя?
      - Надеюсь, ты готова. – Говорит мужчина. – Водитель ждет внизу.
      Она не ждала его, и она недовольна. Возможно даже, настроение Катарины будет немного испорчено, но Генрих, опять же, мысленно зачем-то обещает себе, что исправит эту ошибку сегодня.
      Ровно шесть часов.
      Генрих захлопнул карманные часы, чуть заметно кивнув – несмотря на небольшую заминку, они добрались вовремя.
      - Возможно, Вальтера ты помнишь из детства, но вот он вряд ли запомнил тебя. Я представлю тебя как свою племянницу. Этого же ты хотела?
      Он помогает ей покинуть салон, отпускает водителя и с почтением встречает хозяйку дома – фрау фон Вайс. Сколько бы времени не прошло, эта женщина, похоже, не меняется. А может, это Генрих стареет?
      - Позвольте представить вам мою племянницу… Эльжбета, это… - он повторяет эту фразу снова и снова, представляя дочь чуть ли не каждому инквизитору.
      И вот они уже сидят за столом. Генрих не заметил, когда именно Катя упорхнула и оказалась на другом конце стола, но сейчас он решил не заострять на этом своего внимания. Вместе со всеми, он поднимает бокал и после первого тоста отпивает. За мир. За единство.
[icon]https://c.radikal.ru/c37/1801/92/3c71526d39b8.png[/icon]

+3

4

Когда раздается стук в дверь — тихий, но настойчивый звук, от которого получается только едва заметно поморщится, — Эла вдевает в ухо вторую серьгу и недовольно ворчит под нос, спрашивая Создателя, кого могло принести именно в этот момент, когда ей, по-хорошему, стоило уже выходить из дому. Нельзя игнорировать указания шефа, направившего её на приём; официально — от имени Департамента, как поощрение молодой подчиненной, неофициально же девушка себя чувствовала себя так, словно её бросали на растерзание львам. Глупо, нелепо, но она всё ещё до дрожи в коленках боялась любое проявление «инквизиторствования», которое так или иначе могло мелькнуть этим вечером. Казалось бы, ничего страшного, раз уж представители Ковена будут там, да и своих Департамент в обиду не даст, но перед глазами невольно мелькали газетные очерки десятилетней давности, расписывающие в красках работу Ордена.

Вернее, целого одного Инквизитора. Её отца. Вольская передергивает плечами, подмечая, как это странно — быть не самой слабой ведьмой, уметь за себя постоять, но, в то же время, чувствовать себя испуганной маленькой девочкой, которая не понимает, что происходит. Но на раздумья времени нет, ведь вряд ли её нежданный гость решит уйти так скоро, терпеливо ожидая, пока хозяйка квартиры соизволит открыть дверь.

— Иду! — громко сообщает она, быстро скользнув в туфли и подхватывая клатч с полки. — Кто бы там ни был, времени у меня на это нет, я спешу, — и, открывая дверь, не успевает себя затормозить, требовательно спрашивая «ну что?!» и удивленно моргая, видя на своём пороге отца. Из всех людей, которые могли постучаться к ней, это сделал именно он, и именно в этот вечер, и Эла в немом вызове складывает руки на груди. Вскидывает бровь.

— Эльжбета, — упрямо поправляет мужчину, окидывая его взглядом. Идеально сидящий костюм, без единой складки, накрахмаленная белоснежная рубашка и эта аура короля мира — он не менялся. Вольская независимо вздергивает вверх подбородок, закрывая за собой дверь и шествуя мимо Генриха, игнорируя его похвалу — то, ради чего в детстве в лепешку разбилась бы. Сейчас... сейчас ей уже всё равно. И она ни капельки не рада. Вот совсем. А в его машину она садится только потому, что такси вызывать слишком дорого, а в общественном транспорте добираться до пункта назначения желания нет.
— Ты тоже... неплохо выглядишь, — внезапно слышит она свой голос, когда автомобиль трогается с места, и тут же отворачивается к стеклу, рассматривая проносящиеся мимо дома. Нет, это не она сказала. И точка.

Поместье, в котором проводится приём, именно такое, каким она его себе представляла: помпезное, шикарное, буквально светящееся фразой «семейное гнездо инквизиторов». Тем не менее, на дом фон Линдеманнов оно не похоже, и что делать с этим осознанием, Эла не совсем понимает; в голове то и дело мелькают лица глав семейств, меряющихся длинной территории, и эта картинка невольно заставляет девушку захихикать. Взять себя в руки получается только тогда, когда отец предлагает представить её своей племянницей, и молодая ведьма резко поворачивается к нему, останавливаясь на месте.

— Боишься, как бы не подпортить репутацию, сообщая о возвращении блудной дочери? — ехидно спрашивает, толком не успевая удержать слова. После, они уже сказаны, и девушка марширует ко входу в поместье, мысленно пообещав себе, что до конца вечера будет изображать само благоразумие. Ради Департамента. Ради себя самой. Просто для этого нужно держаться подальше от отца и его... друзей.

Вольская безукоризненно вежлива, здороваясь с хозяйкой дома и представляясь многочисленным коллегам фон Линдеманна. Отстукивает пальцами неровный ритм по клатчу, но всё так же не меняется в лице и манерах — мама может быть довольна. Скользит ладошкой по плечу отца, шепчет, что отойдет ненадолго, и медленно, неспешно уходит, хотя больше всего на свете хочется бежать, подняв юбки, на другой конец города. Притворство и карнавал масок Эльжбета терпеть не может.

Знакомое лицо она видит скоро, выдыхает с облегчением и подходит ближе. В эту секунду ей кажется, что Дитера на приём послал не Департамент, а Создатель, и улыбка на лице становится искренней.
— Рада тебя видеть, — произносит она, натурально сияя от того, что рядом находится кто-то из своих. — Ты не против..? — спрашивает, не особо ожидая ответа, и садится рядом с мужчиной. Подхватывает бокал со стола, делает крохотный глоток. Придвигается чуть ближе к детективу, говоря так, чтобы слышал только он: — Если сбежать вот прямо сейчас, это ведь заметят, да?
[ava]http://s7.uploads.ru/t/nCWrY.jpg[/ava]

Отредактировано Эльжбета Вольская (2018-01-15 02:59:50)

+2

5

С участием Вальтера и Мии.
Наверное, это место должно было пробудить у Фабиана приятные воспоминания, но вместо них пришло раздражение, сожаление и «Да как я позволил себя сюда притащить?». Конечно же, никто его сюда насильно на тащил, но удовольствия от времяпрепровождения среди фон Вайсов Вайс без приставки «фон» не испытывал. А вот Мия, кажется, была довольна. И ее совсем не смущали притворно любезные улыбки инквизиторов. Она мило беседовала с сидящим напротив мужчиной, изредка прерываясь, чтобы отведать изысканные блюда. Да, фрау фон Вайс не поскупилась и устроила шикарный ужин.
Фабиан встретился взглядом с Вальтером, заметил, как тот нахмурился и кивком указал на верхний этаж, заставив брата мысленно застонать.

«Что-то случилось?»
«Прекрати лезть в мою голову».
«Прости, само как-то выходит».
«Мне надо поговорить с Вальтером».
Мия поправила салфетку на столе.
«Это ты его попросила?»
Положила вилку на тарелку, чуть-чуть подвинула бокал с недопитым шампанским.
«Мия…»
«Прости».
Она подняла взгляд, виновато улыбнувшись мужу.
«Я поговорила с твоей матерью».

Фабиану захотелось закурить. Или удариться головой обо что-нибудь твердое. Или ударить кого-нибудь. Не Мию, конечно же. Она просто проявляет… заботу.
«Ладно, дома это все обсудим»
Он поднялся из-за стола, поцеловал жену в макушку и направился наверх. Через пару минут Вальтер тоже встал, в не свойственной ему манере подмигнул Мие и последовал за братом.

Вальтера Фабиан дождался в библиотеке. Это место они оба любили с детства. Именно здесь проводил с ними занятия отец, и немало книг было прочитано в годы детства и юности. Правда, после смерти отца Фабиан перестал заходить в библиотеку.
– Здесь мало что поменялось. – Фабиан не смотрел на брата. Стеллажи с книгами вызывали у него больший интерес.
– Ида не хотела ничего переделывать.
Ида.
Лицо Фабиана скривилось в неприятной гримасе. Впрочем, он теперь разглядывал пейзаж за окном, и магистр Ордена ничего не заметил.
– Что ж, я рад, что она все сохранила.
– Фабиан. Прекрати.
– Вальтер, переходи к сути.
– Ты должен вернуться в семью.
– Я никому ничего не должен, – Фабиан злобно сверкнул глазами.
Вальтер устало вздохнул.
– Не руби с плеча. Подумай немного. Ида… твоя мать согласна принять Мию. Адвокат уладит все вопросы, и ты вернешь все, что тебе принадлежит по праву.
– Вальтер, послушай…
– Нет, сначала обдумай мои слова. – Магистр нагло перебил брата, и пока он пытался найти что ответить, чтобы вышло емко и грубо, сбежал из библиотеки.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/df/c7/33066.jpg[/icon]

+1

6

Чёрный автомобиль подъехал к парадному входу особняка фон Вайсов. За рулём сидел светловолосый юноша в костюме-тройке, придававшем ему вид мальчишки, стащившего пиджак из отцовского гардероба, на заднем сидении расположилась молодая женщина в чёрном вечернем платье.
- Я всё же не понимаю, - проговорил юноша, нервно сжимая тонкими пальцами руль, - почему вы выбрали меня? Фрау Келлер справилась бы с этой задачей куда лучше меня.
- Зигмунд, ты прекрасно знаешь, что Урфрида – моя правая рука, - голос у Роксаны был мягким и бархатистым, - в моё отсутствие именно на её плечи ложится всё бремя власти. А тебе полезно будет выйти в свет, - улыбнулась ведьма.
Зигмунд Мейер – совсем ещё юный колдун, но Роксана видела заложенный в нём потенциал и уже сейчас с уверенностью могла говорить, что этого юношу ждёт – ведьма не побоится этого слова – поистине великое будущее. Возможно, именно он станет следующим Верховным, но для этого нужно привыкать плавать в бассейне с акулами.
Колдун тяжело вздохнул и выбрался из автомобиля. Накрапывал мелкий дождь, обещавший через некоторое время перерасти в жуткий ливень. Ветер, пока что безобидно трепавший волосы, вот-вот грозил стать шквалистым. Зигмунд поспешил открыть дверь перед Верховной, попутно раскрывая зонт. До входа они буквально добежали, не желая задерживаться на улице, и юркнули в тепло большого зала.
Юноша с открытым ртом рассматривал богатое убранство жилища Магистра, и Роксане то и дело приходилось одёргивать своего спутника:
- Не зевай, ты должен запомнить этих людей.
В первую очередь, Верховная поспешила поприветствовать хозяйку дома Аделаиду фон Вайс – та была само радушие, - ей же она представила Зигмунда. Колдун неловко поцеловал руку фрау фон Вайс, и женщина звонко, но беззлобно рассмеялась. Красный как рак юноша ушёл знакомиться с другими гостями. Роксана лишь улыбнулась – скоро он освоится.
Среди гостей ведьма заметила Мию Вебер и тепло поприветствовала её. Роксана знала, что в этот вечер Мия присутствовала здесь не как представитель Ковена, а как жена инквизитора. Рождённая в эпоху перемирия, женщина спокойно относилась к подобным бракам, но она знала, что далеко не всем они по душе. Слишком много было причинено зла, слишком много пролито крови, слишком много погибло магов и инквизиторов, чтобы все в одночасье отбросили прошлое.
Именно для того, чтобы примириться с кровавым прошлым и идти дальше бок-о-бок как друзья, а не враги, и собрались сегодня люди, маги и инквизиторы в поместье фон Вайсов.
- За мир. За светлое будущее.
Вместе со всеми Роксана подняла свой бокал.     
[icon]http://i12.pixs.ru/storage/5/2/0/Roksiveche_2549714_29046520.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Hexenhammer » Настоящее » 31 ноября 2017г. Квест «Чисто английское убийство в немецком городе»